Ответы на вопросы фанов - 2003, © Lacrimosa Official Homepage

[Назад к списку]

Мы очень благодарны вам за удивительные слова, которые вы нам сказали в связи с этим интервью!
Ниже, в алфавитном порядке, представлены ваши вопросы и наши на них ответы. К сожалению, мы могли ответить только на один вопрос от каждого участника, но некоторые вопросы повторялись по несколько раз, поэтому вы сможете найти ответы на них, прочтя все интервью. На некоторые вопросы, затрагивающие нашу личную жизнь, мы предпочли не отвечать, и надеемся на ваше понимание в связи с этим.




Absinth: Привет, Лакримоза! Что вы думаете о философии? Нравится ли вам какое-нибудь философское течение? Есть ли у вас любимые философы? С приветом, Абсент.


Tilo: Где был бы мир без них? И я полагаю, если бы сейчас люди больше читали философские книги, этот мир выглядел бы совсем иначе!


Alberto: Дорогие Тило и Анне! Меня зовут Альберто и я пишу вам из Логроньо (Ля Риоха), Испания. Сначала я хочу поздравить вас с выходом вашего последнего альбома Echos и поблагодарить вас за любовь к фанам во всем мире. Я хотел бы узнать, выпустите ли вы клипы к последним трем альбомам?


Tilo: Мы думаем о том, чтобы выпустить на DVD все клипы, которые были сняты до сего момента. Но когда и как это произойдет, мы еще не решили.


Alejandra: Привет! Спасибо, что вы сделали эту мечту реальностью. Я только хотела узнать, когда Лакримоза посетит Мехико-сити с концертом? И потому что я хочу знать вас, следующий вопрос: когда поступит в продажу ваш новый альбом? Спаибо за ваши ответы и спасибо за то, что мои чувства воплотились в реальность в вашей музыке. Потому что внутри наших сердец – темнота. Простите за мой плохой немецкий и английский. Спасибо.


Anne: Мы вернемся в Мехико во время следующего турне, которое состоится после выпуска нового альбома.


Alejandro Cruz: Дорогие Тило и Анне! Надеюсь, у вас все хорошо... Все ваши альбомы названы в одно слово. Может ли одно слово заключать в себе все значения и все чувства, которые есть в альбомах? Спрошу по-другому: почему вы называете каждый альбом одним словом? С любовью, Алехандро Крус.


Tilo: Как было упомянуто выше, мы, к сожалению, можем ответить только на один вопрос от каждого участника. Поэтому, пожалуйста, не разочаровывайся из-за того, что мы не сможем ответить на остальные девятнадцать вопросов, которые ты нам прислал... но уверяю тебя, ты сможешь найти на них ответы в оставшейся части интервью. Сейчас же я хочу ответить на тот твой вопрос, который нам еще не задавали прежде: я уверен, что иногда одно слово выражает многое. И в этой особенной связи выражает гораздо больше, чем несколько слов или даже целое предложение. Потому что, чем больше слов используется, тем меньше становится их смысловая нагрузка, ибо все слова оказываются в зависимости от других слов: от тех, которые предшествуют, и от тех, которые следуют. И поэтому связь между словами нуждается в разъяснениях и может легко привести к неправильному толкованию. В то время как одно единственное слово проливает свет на определенную тему, к которой ведет музыка.


Alejandro Moreno Martinez: Привет, Лакримоза! Мой вопрос касается видео-клипов и тех песен, которые не входят в альбомы и которые мы здесь, в Мексике, не слышали. Среди них – песни Promised Land и Gimme Something To Believe In, а также видео-клипы Durch Nacht und Flut и Alleine zu zweit. Эти драгоценные музыку и изображение фаны в Мексике не имели счастья узнать. Сможем ли мы когда-нибудь узнать их, послушать их и почувствовать жизненную энергию этих песен и видео-клипов?


Tilo: Да! Песня Promised Land была бонус-треком на японском издании альбома Fassade, точно так же, как песня Road To Pain была бонус-треком на мексиканском издании Echos. Клипы Durch Nacht und Flut и Alleine zu zweit пока нигде не издавались, но были показаны по TV в Мексике. Рано или поздно, эти песни и клипы будут изданы по всему миру, чего нельзя сказать о песне Gimme Something To Believe In, поскольку эта песня не является песней Лакримозы: для нее я написал только музыку, но не писал к ней лирику. Эта песня создавалась для проекта одного немецкого автора много лет назад!


Alena: Привет, Тило! Меня зовут Алена, мне 27 лет и я живу на Украине. О Лакримозе я услышала год назад и сейчас у меня уже есть почти все ваши альбомы. Я сразу же была поражена вашей музыкой. Как передать необычное состояние?! Ваша музыка, ваш голос - все это околдовывает. Это то, что всегда интуитивно звучало во мне и здесь неожиданно нашло себя в форме музыкального процесса. Я не могу с определенностью назвать альбом, который мне нравится особенно сильно. Все они были написаны в разное время и все они отличаются друг от друга, но все ваше творчество нашло отражение в моей сущности. Мне нравится все, что вы делаете и то, как вы это делаете. Мне интересно все, что касается вашего творчества. Но я сейчас не стану задавать вам вопросы. Я просто люблю вашу музыку и, по правде говоря, воспользовалась случаем, чтобы сказать вам об этом, надеясь, что вы прочтете. Вы действитель это прочтете? (это мой единственный вопрос :-) ). С уважением, Алена.


Tilo: Да, я это прочел и благодарен тебе за прекрасные слова!


Alexander Ershov: Добрый вечер, мистер Вольфф и миссис Нурми! Прежде всего, хочу поблагодарить вас за эту замечательную идею предоставить фанам возможность задать вам интересующие их вопросы напрямую. Если честно, то время от времени можно найти такие интервью Лакримозы, которые можно счесть компиляцией лучшего, если только они не придуманы. И, конечно же, я хотел бы поблагодарить вас за вашу чарующую музыку и всю творческую деятельность в целом. Так случилось, что ваша музыка так тесно переплелась с моей личной жизнью и оказала сильное влияние на мои интересы, что я не могу сказать, что я люблю Лакримозу - я просто вырос вместе с ней. Это так странно, не правда ли? В песне Der Ketzer звучит женский вокал. Кому он принадлежит и почему в буклете отсутствует имя вокалистки? Надеюсь, я не слишком вас побеспокоил. Еще раз спасибо и до свидания! Будьте счастливы! Александр Ершов, Москва, Россия.


Tilo: Я знаю, что в России существует много бутлегов. Именно по этой причине у нас не было представления о нашей аудитории в России, о том, сколько людей слушает Лакримозу в этой стране. В любом случае, в буклете официального издания альбома Angst, который в России издан в виде двойного компакт-диска Einsamkeit/Angst, имя вокалистки упомянуто. Голос принадлежит Judith Grüning. Она - одна из тех вокалисток, о которых я упоминал иногда в интервью, когда рассказывал о том, как я надеялся найти вокалистку для Лакримозы, пока не увидел на сцене Анне Нурми и понял, что она отвечает всем музыкальным требованиям, которые я предъявлял к женскому вокалу в Лакримозе.


Alexander Pochert: Многоуважаемый Тило Вольфф, многоуважаемая Анне Нурми! Прежде всего, я хотел бы выразить вам признательность за то, что вы предоставили возможность всем фанам (или не-фанам) Лакримозы задать вам несколько вопросов, которые не были заданы прежде. Поистине, немного найдется групп, которые так дорожили бы дружбой со своими фанам. Я не имею намерения спрашивать вас о чем-то личном. Лучше ничего не знать о жизни Тило Вольффа и Анне Нурми и для этого есть определенные основания. Правда, один личный вопрос меня интересует, а именно: какими музыкальными инструментами владеют Тило Вольфф и Анне Нурми и на каких из них они специально учились играть? Затем есть еще кое-что, о чем бы я хотел узнать. Я считаю, что "Titelkatalog", опубликованный на www.lacrimosa.de, совершенно гениальная вещь. И вот, что меня заинтересовало: какой альбом в скольких странах издан? С Echos импортировано свыше 10 и все они отличаются друг от друга, или?.. Почему нет одинаково изданных альбомов? Сверхдорогие японские издания нервируют. Еще раз большое спасибо Лакримозе и всем тем, кто сделал возможным такое интервью. Желаю вам хорошего дня и замечательного интервьюирования! Александр Похэрт.


Anne: В детстве меня обучили игре на органе, а уже в Two Witches я научилась играть на клавишных. Тило в детстве обучался игре на трубе и флюгельхорне (Flügelhorn), а позже самостоятельно научился игре на фортепиано.


Tilo: Я охотно расскажу в двух словах о лицензированном выпуске альбомов. Поскольку Hall of Sermon является независимым лейблом и не имеет филиалов и торговых представительств, которые имеются в случае большинства крупных лейблов, то мы выпускаем наши альбомы по лицензии на местных лейблах тех стран, которые не можем охватить из Швейцарии. То есть выпускаем альбомы на тех фирмах, которые охватывают свою территорию и могут там заниматься распространением своей продукции. Когда дело касается импорта из других стран (например, в Германии можно купить японские издания), владельцы лицензии должны отделять свои издания от импорта, защищать авторские права и изменять, например, внешний вид альбомов по согласованию с нами. Это же касается эксклюзивных треков на лицензионных изданиях.


Alexander & Stephanie: Когда вы снова отправитесь в турне?


Tilo: Самое позднее - после выпуска нового альбома. Но, возможно, и раньше будут единичные выступления, однако пока нет никаких точных дат. Здесь, на www.lacrimosa.de, вы будете первыми, кто узнает, когда и где мы будем играть следующий концерт. Ну, а пока здесь нечего читать, и это значит, что никаких концертов пока не запланировано. Поэтому, пожалуйста, не верьте слухам о мнимых концертах.


Alexander Streese: Привет, Тило и Анне! У вас наверняка есть песни, которые не записаны или записаны не в студийном качестве и которые еще не изданы на компакт-дисках. Намереваетесь ли вы издать такой своего рода "секретный" компакт-диск? Мне бы очень хотелось узнать об этом. Александр.


Tilo: Едва ли есть какие-нибудь неготовые песни, которые ждут своего часа в ящике стола, но есть несколько готовых, но пока еще неизданных песен, а также есть пара демо-записей, которые еще не получили окончательного варианта, поскольку, например, я еще не сделал необходимую аранжировку. Когда-нибудь мы запишем эти "песни из ящика" и издадим их.


Alireza Ghasemi: Привет, Лакримоза! Моя цель - моя мекка! Привет, Тило, Анне! Два настоящих человека среди таких полулюдей, как мы. Меня зовут Алиреза, я иранец. Я не знаю, как много вам известно о ситуации в Иране, но я просто хотел сказать, что нашел у нас только Элодию и Фасад. И с этими двумя альбомами я вознесся к богу. Я был настолько близко к моему богу, насколько мне никогда не доводилось раньше. Однажды ночью, когда я спал, я увидел тебя (Тило) во сне. Я должен был сражаться с тобой, потому что ты был для меня, как сатана. И это было слишком ужасно и пугающе для меня. А после того, как случилось много событий, Гавриил (душа бога, ангел, мы, мусульмане, зовем его Джебраил) пришел и освободил меня от печати, которую ты наложил. Что ты думаешь о моем сне? Алиреза Гашеми.


Tilo: Ну и сон у тебя был... Мне кажется, что ты видишь во мне угрозу, поскольку я - христианин, а ты - мусульманин, слушающий и любящий мою музыку. И, поверь, мне бы не хотелось причинять своей музыкой тебе или кому-либо еще проблемы, подобные твоей. Поэтому, пожалуйста, Алиреза, не терзайся! Думаю, что ты сможешь найти решение этой проблеме либо прекратив слушать Лакримозу, либо разузнав, является ли в твоей религии грехом прослушивание музыки, принадлежащей другой культуре.


Andre: Итак, привет, Анне и Тило! Интересует ли вас тема вампиров? Есть ли какое-нибудь отношение к вампирам в песнях Лакримозы?


Tilo: Не думаю так. Нам обоим нравятся истории про вампиров, как мы уже упоминали чуть ниже в этом интервью. Но наши песни мы пишем только о наших чувствах, наших жизнях и нашем окружении и не ищем вдохновения во внешнем мире.


Andrea: Привет, Анне! Привет, Тило! А вот и я! У меня есть один очень важный вопрос. Я знаю, что он довольно преждевременный, но у вас есть все время мира, чтобы ответить на него. Поскольку, к сожалению, я пока не имела необычайного удовольствия увидеть вас "живьем", я должна [ну да, разумеется, не "должна" :-)] задать вам вопрос: приедете ли вы в Вену, когда у вас начнется очередное турне? И когда это приблизительно возможно?.. Итак, надеюсь, это не слишком сложный вопрос! :-/ [какая все-таки жалость насчет времени!] :-) С любовью и приветом, Андреа.


Tilo: Во время следующего турне мы в любом случае будем выступать в Вене. Правда, на данный момент я не могу сказать, когда это турне состоится, поскольку для начала мы должны записать новый альбом.


Andreas Vogt: Как вы относитесь к упреку, что в последние годы Лакримоза стала коммерческой группой?


Tilo: Те, кто так говорит, кажется, путают несколько понятий... Прежде всего, всё, что не отдается потребителю даром, может считаться коммерческим. Таким образом, Лакримоза всегда была коммерческой, как почти каждая группа на этой земле, которая хоть раз издавала свои альбомы. Далее, коммерция определяется через выгодное направление. То есть, чем больше прибыльная разница, тем более коммерческим является проект. Ну, а теперь посмотрим на примерах. Такие альбомы, как Echos или Elodia, ст?ят в двадцать раз больше, чем такие альбомы, как Angst или Einsamkeit. Однако, продано их в двадцать раз меньше, чем более дешевых альбомов. Ну и какие альбомы Лакримозы более коммерческие?


Andrew and Yuri: Привет, Лакримоза! Мы так рады той возможности, которую вы дали нам, чтобы задать любой вопрос! И вот вопрос от нас: будут ли когда-нибудь изданы на лейбле Hall of Sermon такие песни, как Road To Pain, Promised Land и The Last Millennium? С любовью и восхищением, Андрей и Юрий, Санкт-Петербург, Россия.


Tilo: Да, треки, которые впервые были изданы для какой-то одной страны, мы издадим спустя некоторое время во всем мире, как уже сделали, к примеру, с треком Und du fällst, который первоначально был издан только для Японии, а затем для всего мира - на сингле Durch Nacht und Flut.


Anja: Как нужно начинать письмо, если не знаешь, кто его получит? Какой оборот надо употребить? Собственно, все равно... итак, я начну следующим образом: Привет тебе! Да, именно тебе! Тебе, кто именно в этот момент читает. Я не знаю, кто это читает и читает ли кто-нибудь вообще... но я все-таки пишу, так как нельзя же терять...


Tilo: Дальнейшее содержание твоего письма мы не стали публиковать, ибо едви ли оно было расчитано на публичное прочтение. Кроме того, оно не содержало в себе вопроса. Но мне хотелось бы здесь сказать, что ты не должна быть такой недоверчивой! Вы присылаете вопросы, мы читаем их и отвечаем! Вот так всё просто... У Лакримозы нет менеджмента или чего-то подобного, что стоит между музыкантами и слушателями.


Anna: Привет! Сначала я хочу поблагодарить вас за шанс задать вам вопросы. Жив ли проект "Книга" на данный момент или он будет дремать еще какое-то время?


Tilo: Этот проект спит довольно глубоким сном... можно даже сказать, что он умер. По меньшей мере, это касается моей инициативы. При написании, в первой главе я указал, что лучше я буду смотреть в будущее, нежели оглядываться на прошлое. Скажем так, лучше я напишу новые песни, чем буду писать о том, как были написаны старые.


Attila Bojtor: Привет! Я ваш 14-летний фан из Трансильвании, Румыния. 2-го октября мне исполнится 15 лет, так что ваш ответ на мой вопрос окажется прекрасным подарком ко дню рождения. Вы - самые лучшие!!! Я бы только хотел узнать ваше мнение о Black Sabbath, Ozzy Osbourne или Cradle Of Filth. Это те группы, которые я тоже слушаю, хотя, конечно, они ни в коем случае не могут сравниться с вами по стилю, поэтому мне интересно, что вы думаете о них. Спасибо! Аттила Бойтор.


Tilo: Ну, Блэк Саббат определенно и по сей день одна из самых значительных групп, сыгравшая огромную роль в развитии металлического направления в роке! Что же касается Оззи как соло-музыканта и Кредлов, то я могу сказать, что благодарен им за то, что они развлекают своей работой весь мир!


Benny Cornelius: Замечательная идея с этими вопросами... Мне бы среди прочего хотелось узнать: творчество каких музыкантов является вдохновением для Лакримозы? Есть ли музыканты, с которыми Лакримоза охотно бы выступила на сцене?


Tilo: Прекрасно, что существует так много людей, которые предлагают миру свою музыку - и если человек захочет, он может бесконечно находить в музыке развлечение, бесконечно двигаться под нее, находить в ней вдохновение, быть ею околдованным. Два такта какой-нибудь темы достаточно, чтобы очаровать меня или вдохновить... но, полагаю, что достаточно теории и тебе хотелось бы услышать имена... совершенно определенно я могу назвать музыку В.А.Моцарта в качестве самого большого для меня источника вдохновения. Также в этой роли я должен упомянуть Дэвида Боуи. Также очень важно упомянуть Bauhaus, Joy Division и Pink Floyd, а также первые три альбома Hazel O’Connor из ранних 80-х.


Bert Jungnickel: Ты высказываешь много критики в адрес общества в интервью. Что бы ты изменил в первую очередь, если бы тебе предоставилась такая возможность? Большое спасибо заранее за ответ.


Tilo: Я придерживаюсь того мнения, что ценности нашего западного общества не согласуются с внутренними потребностями людей. Это похоже на попытку нарисовать круг в четырехугольнике. Это общество неспособно ни удовлетворить потребности людей, ни утолить выросшую из этого дефицита необходимость. Вместо этого, людей успокаивают посредством масс-медиа, играющих современную роль старой испытанной традиции "хлеба и зрелищ" и в то же время они превращают людей в толпу, которую можно держать под контролем. При этом я не имею в виду какую-то организацию или дурное правительство, которые дергают за ниточки. Нет, речь идет исключительно о царящем ныне духе времени, который возрос в нашем обществе на четко заявленных ценностях! Я имею в виду, что мы живем в мире, в котором считается нормальным держать камень за пазухой... что тут еще можно сказать? Может ли мир быть еще более легкомысленным? Простая же молитва Иисусу, которую люди часто слышат, но редко осознают во всей полноте, содержит всё, что касается этой темы и миролюбивого отношения к ближнему: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим; возлюби ближнего твоего, как самого себя". Но тут-то и противоречие: как же я должен любить своего ближнего, если я и себя-то не могу полюбить? Конечно, ненависть к самому себе является последствием большого дефицита любви, который человек не должен был бы испытывать, если бы с самого начала и в дальнейшем был бы любим.


Brad: Приедете ли вы с концертами в Бразилию?


Anne: Мы приедем в Бразилию во время нашего следующего турне.


Carolina Gonzalez Medina: Кто придумал лого Лакримозы (клоуна)?


Tilo: С самого начала у меня было чувство, что у музыки должна быть визуальная интерпретация, при этом узнаваемая, поскольку музыку нельзя увидеть, ее можно только услышать. Я нарисовал несколько эскизов, а поскольку я большой поклонник актерского и музыкального творчества Чарли Чаплина, то, в конце концов, остановился на идее клоуна, развлекающего смехом и слезами. Этот клоун выражает мою музыку лучше всего. Единственно, мне не хотелось превращать все это в клише, используя слезы и тому подобное! Штелио Диамантопоулос нарисовал окончательный вариант нашего лого, так же точно, как он воплощает наши идеи в рисунках для обложек наших альбомов.


Chris: Когда мы сможем снова видеть вас на концертах?


Tilo: Самое позднее - после выпуска нового альбома. Но, возможно, и раньше будут единичные выступления, однако пока нет никаких точных дат. Здесь, на www.lacrimosa.de, вы будете первыми, кто узнает, когда и где мы будем играть следующий концерт. Ну, а пока здесь нечего читать, и это значит, что никаких концертов пока не запланировано. Поэтому, пожалуйста, не верьте слухам о мнимых концертах.


Claudia: Привет!!! Меня зовут Клаудиа и я живу в Мехико-сити. Я восхищаюсь Лакримозой и считаю, что она - лучшая группа из всех существующих. Я бы хотела узнать, когда вы приедете в мой город с концертами? Я действительно была разочарована, когда узнала, что вы не отправитесь в турне в этом году, что вы отдыхаете и пишете новые песни, но я по-прежнему жду вас. С любовью, Клаудиа. Я жду ваших ответов.


Tilo: Ну, надеюсь, ты не слишком разочарована тем, что мы пишем новые песни... но мы вернемся в Мехико во время следующего турне, которое состоится после записи нового альбома.


Cosmin Gotik: Привет, Тило и Анне! Какая книга является вашей любимой? Какая книга шокировала вас в некотором смысле, изменила вашу жизнь?


Tilo: Я бы назвал таковой - "Замок" Франца Кафки. Но на самом деле все творчество Кафки влияло на меня, шокировало, исцеляло и очаровывало!


Anne: Я предпочитаю слушать музыку в свободное время.


Crys: Привет! Меня интересует, когда (и возможно ли это вообще) лейбл Hall of Sermon оживет настолько, чтобы и другие музыканты имели возможность выпускать свои работы на вашем лейбле. Конечно, я могу понять то, что сказал Тило, что вы оба хотели бы больше сконцентрироваться на деятельности Лакримозы, но ведь лейбл может заниматься и другими группами, разве нет? В конце концов, не занимаетесь же приходящейся на Hall of Sermon работой только вы двое. С дружеским приветом, Крис.


Tilo: При руководстве лейблом в первую очередь речь идет об идеологии, которой хотелось бы следовать. В отношении Hall of Sermon это: а) то, что группы получают ту же свободу творчества, которую имеет сама Лакримоза. И это то, из-за чего я основал в свое время Hall of Sermon; б) то, что на Hall of Sermon работают музыканты с музыкантами, а не бизнесмены с музыкантами. Ибо зачастую бизнесмены не имеют никакого представления о том, что из себя на практике представляет работа в студии или во время концертного турне. В лучшем случае они знают об этом из рассказов, которые не позволяют вникнуть в детали. Таким образом, на поверхности лежит то, что лейблом Hall of Sermon не может руководить никто другой, как это могло бы быть с любим другим лейблом. Далее, можно сказать, что Hall of Sermon вполне даже жив и активен, ведь если бы не было Hall of Sermon, то и Лакримозы в том виде, в каком она пребывает сейчас, тоже не было бы. Как и прежде, Лакримоза издается на лейбле Hall of Sermon, а Hall of Sermon имеет права на все альбомы, вышедшие до сих пор - начиная с альбома Angst и заканчивая альбомом Echos. Это касается и тех изданий, которые вышли в других странах по лицензии. Ну и напоследок, я могу сказать, что на данный момент у меня на столе лежит контракт с группой, которая в высшей степени мне нравится и с которой я скорее всего этот контракт подпишу...
Dagon Nihasa: Есть ли у вас друзья или родственники в Мехико-сити? Дагон Ниаза.


Tilo: Нет, родственников в Мехико у нас нет, но зато у нас есть друзья в твоем родном городе.


Daniela Veas: Привет, Тило и Анне! Прежде всего я хочу поблагодарить вас, ребята, за лучшую музыку, которую я когда-либо слышала и за то, что она есть в моей жизни. Я люблю вас, ребята. Верите ли вы в бога?


Tilo: Да, мы верим в бога и верим в Иисуса Христа и ходим в церковь, но мы также видим большую разницу между существующими церквями в том, что не каждая из хорошо известных христианских церквей следует первоначальной цели Церкви Христовой, которая должна вести человечество по пути к богу под руководством апостолов, на которых лежит печать Духа Святого, и которая не должна следовать человеческим, ориентированным на мирское, целям! Конечно, это - сугубо наше личное мнение и оно не является попыткой судить кого бы то ни было, ибо у нас нет на это прав.


Dominic: Привет! У меня есть несколько вопросов, на которые, надеюсь, вы сможете мне ответить. Было ли в вашей карьере выступление, которым вы были (или и по сей день) недовольны или которое вызывало (или вызывает) у вас чувство неловкости?


Tilo: Конечно, человек не всегда доволен своей работой. Полагаю, если человек посчитает, что написал лучшую песню или отыграл в высшей степени замечательный концерт, то это будет подобно тому, что он уже всё сказал, как художник. А неловкость, в конце концов, заметна налюдателю. Так называемая неловкость является зачастую плодом боязни не соответствовать определенным нормам. Но ведь весь вопрос в том, кто эти нормы устанавливает!


Doom: Привет, Лакримоза! Мне бы хотелось узнать, когда мы услышим ваш следующий альбом после Echos? И в каком стиле он будет сделан (тяжелый или нет)? С уважением, Дум.


Tilo: Нами уже написано несколько довольно интересных новых песен... Ну, часть из них - тяжелая, часть - мягкая... но пока мы их еще не записали!


Darknoir: Привет, Анне и Тило! Мне бы хотелось узнать у тебя, Тило, что тогда, во времена альбомов Angst, Einsamkeit и Satura, так тебя тронуло, что ты решил записать свои мысли не только для себя, но и положить их на музыку и сделать их доступными общественности? Заранее спасибо за ваш ответ. Всего, всего хорошего, ваша Даркнуар.


Tilo: Почему человек с давних пор занимается искусством во всем его многообразии? Почему существуют такие музыкальные направления, как блюз или готика? Почему снимал свои фильмы Ингмар Бергманн? Существует прекрасное выражение: "The roses need the rain like the poet needs the pain"! ("Розам нужен дождь так же, как поэту необходима боль")


Edgar: Привет, Анне и Тило! Мой вопрос касается будущей тематики, то есть музыкального направления Лакримозы. Ваши первые альбомы были сильно интровертивны, вращались почти исключительно вокруг личных переживаний. Начиная с Элодии и Фасада (частично уже и в альбоме Stille), вы рассматривали увеличившееся напряжение между личностью и ее окружением. Как например, между двумя партнерами в Элодии. На мой взгляд, Echos выглядит как ретроспектива. В каком-то смысле, одна глава дописана. На случай, если моя оценка не совсем верна: можете ли вы уже что-то сказать о будущем направлении Лакримозы, как в плане текстов, так и в плане музыки? Ведь, вероятно, какой-то материал уже обдумывался... С любовью, Эдгар Йордан.


Tilo: Ты прав в своей оценке, но как ты понимаешь, содержательное развитие Лакримозы не ограничивается только теми идеями, которые ты привел и которые описывают логическое следование по пути успеха первых альбомов. Но не хочется ни творчески, ни эмоционально ходить по кругу, да и если принять во внимание, что развитие Лакримозы происходит вместе с нашим собственным развитием, то я еще не знаю, куда нас приведет эта дорога.


Elen: Привет! Что вы думаете о тех убийствах, которые совершает Дж.Буш по отношению к иракцам и о тех убийствах, которые он совершал по отношению к афганцам (иногда это называется "войной против терроризма")? С любовью, Элен.


Tilo: Совершенно ничего хорошего мы не думаем о Дж.Буше и его "я сделаю это лучше, чем мой отец" политике!! Это - массовое убийство во имя денег и привлечения внимания!


Erick Figueroa: Привет, Анне! Меня зовут Эрик Фигеруа и мой вопрос для тебя: после великолепной работы с Two Witches ты действительно надеялась обрести успех и славу, работая с Лакримозой? Пока, спасибо за твой ответ.


Anne: Я присоединилась к Лакримозе из-за любви к музыке, которую пишет Тило, а не по какой-либо другой причине. И в то время я не знала, что Лакримоза достигнет однажды такого успеха.


Ernest Henri: Привет! Замечательная идея! Мне всегда было интересно, поскольку определенно ты слушаешь много классической музыки, какие композиторы тебе больше нравятся?


Tilo: Мне очень нравятся некоторые композиторы из периода барокко, как например, Сент-Коломб или Пахельбель. Нравятся композиторы позднего барокко и раннего классического периода, например, Вивальди. Нравятся некоторые композиторы классического периода, например, В.А.Моцарт (особенно, его "Реквием"). Нравится весь период романтизма, как период наиболее близкий моей собственной музыке. Но в действительности я должен заметить, что слушаю оркестровую музыку гораздо меньше, чем это может показаться, если судить по моей собственной музыке.


Gabriel Mendoza Garcia: Привет! Представьте, вы - одна из двух моих любимых групп во всем мире. Я не интересуюсь вашей личной жизнью, меня интересует только ее творческая составляющая. Что вы думаете о таком названии: W.A.R. - World After Revolution (Мир После Революции)? Это название моей группы... С любовью к Тило и Анне, искренне, Габриель Мендоса Гарсиа.


Tilo: Мне нравится название "Мир после революции", ибо считаю, что в наше время не помешала бы целенаправленная революция... система по всему миру проржавела и, кажется, то там, то здесь наступил застой. Единственно, что хотелось бы сказать, это то, что я против кровавых революций, а аббревиатура W.A.R. подразумевает как раз кровавую революцию...


Gabriela Romero: Что вам понравилось в Мехико-сити? С любовью, ваша поклонница из Мехико, Габриела Ромеро Родригес ???


Tilo: Прежде всего, нам понравились люди! Они всегда оказывают нам такой теплый прием и с таким энтузиазмом воспринимают то, что им действительно нравится! Это удивительно! Нам также нравится существование различных культур по соседству друг с другом и то, как они переплетаются друг с другом! Ну и напоследок, нам нравится разнообразие природных ландшафтов страны!


Gregory When: Нам хотелось бы узнать о расписании турне после альбома Echos. Грегори из Польши.


Anne: После Echos турне не будет, но после выхода следующего альбома турне состоится и мы снова будем выступать в Польше!


Hugo Pereira: Дорогой Тило! Меня зовут Хьюго Перейра, я - большой поклонник вашего творчества. Я считаю, что вы - чудесный музыкант. Я был на восхитительном концерте в Португалии, в ноябре 2001 года, когда выступала Лакримоза. Мой вопрос очень прост: предполагаете ли вы снова посетить Португалию с концертами во время будущего турне? Пожалуйста, сделайте так! У вас там очень много фанов. С уважением к вам и к Анне, Хьюго Перейра.


Tilo: Да, нам тоже очень понравилось у вас выступать и в будущем мы вернемся в Португалию!


Ignacio Ortiz: Дорогие Тило Вольфф и Анне Нурми! Большое спасибо за то, что вы дали нам, всем вашим фанам, возможность узнать больше о Лакримозе. Для нас это очень важно, потому что вы - одна из самых лучших групп на земле. Примите поздравления за вашу прекрасную и впечатляющую музыку. Вот мои вопросы: когда вы выступите на концерте совместно с симфоническим оркестром? В этом случае, вы будете исполнять песни только с альбомов Элодия, Фасад и Отголоски? И еще: выпустите ли вы альбом Live 2? Большое спасибо за ответы. С любовью, Игнасио Ортис из Мехико-сити.


Tilo: Хотя мы можем ответить только на один вопрос от каждого участника, я тем не менее попытаюсь, насколько это возможно, ответить на все твои вопросы одновременно... да, мы думаем о том, чтобы выпустить новый концертный альбом, который был бы продолжением первого концертного альбома, но пока мы еще не решили, из каких выступлений может состоять этот альбом, поскольку на данный момент сконцентрировались на записи нового студийного материала.


Israel Eldin: Мой вопрос очень простой... Когда вы вернетесь в Мексику???? Мы так по вам соскучались!!! Искренне, АзРаЭль из Мехико-сити.


Anne: Я знаю, что мы уже несколько раз в течение этого интервью отвечали на этот вопрос, но поскольку он является каждым третьим вопросом, который мы получаем, мы снова хотим заверить вас, что вернемся в Мексику во время нашего следующего турне, но пока не можем с точностью сказать, когда это произойдет, потому что прежде нам необходимо выпустить новый альбом!


Ivan Hernandez: Привет! Меня зовут Иван Эрнандес, я из Мехико-сити. Я ценю вашу музыку и восхищаюсь ею, потому что считаю, что мало существует музыкантов, которые делали бы что-то честное, а не только интересное и трогательное, и вы - одни из таких музыкантов. Размышляя о Фасаде, считаете ли вы, что творческая личность может оказать важное влияние, чтобы изменить господствующую социальную идеологию (такую деструктивную) на более человечную и позитивную?


Tilo: Не думаю, что влияние творческой личности можно точно измерить, но действительно считаю, что некоторые виды искусства спустя какое-то время могут изменить мышление человека, а, стало быть, и общества как в позитивном направлении, так и в негативном. А отсюда следует, что творческая личность и любая публичная личность должна осознавать свою ответственность! Любое слово, произнесенное вами, мной или кем-либо еще, оказывает свое влияние на жизнь в целом и изменяет в некотором смысле мир!


Iwona Dembowska: Дорогие Тило и Анне! Schakal - это та песня, которая очаровала меня. Я потратила много времени, пытаясь создать теорию о смысле текста этой песни. Спустя три года, мне это удалось. Однако, мне бы хотелось узнать, какова была первоначальная идея Тило.


Tilo: Проблема в том, что потребуется слишком много времени, чтобы объяснить, что я хотел выразить этой песней. И даже если бы не требовалось много времени, я не смог бы разъяснить эту песню, потому что, рассказывая людям личную интерпретацию текста, базирующуюся на моей личной жизни, которая неизвестна слушателям, я лишил бы их возможности дать свою собственную интерпретацию, которая базировалась бы на их личной жизни, на их личном опыте и их личных чувствах.


Jack: Привет, Тило! Привет, Анне! Вот мой вопрос: говорят, что однажды вы дали концерт совместно с симфоническим оркестром. Когда и где он состоялся и что из этого получилось? С приветом, Джек.


Tilo: Нет, это можно сложить в сундук со слухами. Мы никогда прежде не давали концертов совместно с симфоническим оркестром.


Jakob Schleimann-Jensen: Привет! Мне интересно, где Тило берет свою одежду. Это обычное место, где простой человек, как я, может себе что-то купить или же это какое-то особое место? Если это какое-то странное местечко, где я не смогу себе ничего купить, то не поделитесь ли со мной информацией, где бы я мог купить себе похожую одежду? (Я живу в Швеции).


Tilo: По своим и моим эскизам, Анне Нурми шьет б?льшую часть моей одежды, так же точно, как и сама она одевается в то, что сама же и шьет. Или же я покупаю себе что-то, когда у меня есть время, чтобы посетить центр города во время путешествий.


Jasmin: Привет! Я считаю великолепной эту идею с вопросами и ответами. И, собственно, настоящего вопроса у меня нет, у меня есть только одна просьба: я бы с удовольствием узнала бы побольше об Анне. Заранее благодарна, ~ eternal ~ Ясмин.


Anne: И вот он, этот удобный случай, чтобы узнать обо мне побольше. Но я не люблю говорить много и обобщенно, а, находясь рядом с Тило, я вижу, что люди много выдумывают даже из того, что он говорил! Кроме того, я из Финляндии, а мы, финны, не особо разговорчивы.


Jeremy Thompson: Привет, Анне и Тило! Я бы хотел спросить Тило, что вдохновило его на написание песни Stolzes Herz? Это удивительная песня, она имеет большое значение для меня, она помогает мне чувствовать себя значительно лучше, если я в депрессии. Надеюсь, вы сможете ответить мне на этот вопрос. С уважением, Джереми Томпсон.

Tilo: Содержание текста и всей песни в целом - основной элемент моего характера и того, как я пытаюсь прожить свою жизнь, а таким образом, эта песня - одна из столпов, на которых держится Лакримоза. Это также объясняет, почему обложка этого сингла представляет собой изображение клоуна черным по черному. Много лет я хотел написать текст и песню об этом, но всегда думал, что мне это не удастся, вплоть до того дня - я до сих пор помню это мгновение - когда, сидя за пианино, я почувствовал и осознал, что наступило время, чтобы эта песня появилась на свет!


Joann: В своих текстах вы постоянно используете такие понятия, как боль, страдание и так далее. И вы производите впечатление человека, который в состоянии их преодолеть. Вы действительно терпеливы? Можете ли вы переносить такую сильную боль - и физическую, и душевную?


Tilo: Понимаешь, я записываю свои глубочайшие переживания в форме внешнего проявления своей души. И когда я пишу, я не думаю о том, когда или кто прочтет (и прочтет ли) данное стихотворение, поскольку я сочиняю музыку только для некоторых своих стихов, которые затем становятся частью Лакримозы и таким образом становятся известны широкой публике, в то время как все остальные мои мысли, тексты и стихи продолжают оставаться в ящике стола. Любой человек может вытерпеть больше, чем он предполагает, а в моем случае эти вот тексты помогают мне.


Jorge David Páramo Castillo: Привет! Меня зовут Хорхе П?рамо, я из Мексики. Прежде всего хочу поблагодарить вас за то, что вы спели по-испански на альбоме Echos. Фройляйн Нурми, что заставило вас покинуть Two Witches и присоединиться к Лакримозе? Огромное спасибо за вашу музыку и продолжайте ваше искусство, пожалуйста.


Anne: Я была с Two Witches на разогреве у Лакримозы во время турне по альбому Satura в 1993 году и тогда же Тило дал мне возможность присоединиться к Лакримозе. К тому моменту, он уже длительное время искал бэк-вокалистку и то, как я поняла и почувствовала его музыку, идеально ему подошло, так что вскоре после турне я вошла в состав Лакримозы. Для меня это является большим шагом по направлению к более эмоциональной музыке, которая наполнила меня совершенно.


Jos? Luis Lopez Velarde Gonzalez: Привет! Я из Мексики. И я действительно не знаю, как выразить все то, что мне хотелось бы вам сказать. Частично из-за того, что я действительно не знаю английского языка, но главная причина - это то, что я не могу подобрать верные слова, чтобы показать вам всю мою признательность. Что вас вдохновило на написание первой песни? И, если вы не возражаете, я хотел бы попросить вас петь больше песен на испанском... а если вы приедете в Мексику, пожалуйста, приезжайте в город Агуаскальентес! Вот и все. Большое спасибо, что выслушали меня. Ваш фан из Мексики, Хосе Луис Лопес Веларде Гонсалес.


Tilo: Ребенком я начал записывать свои мысли и чувства в поэтической форме. Спустя несколько лет я почувствовал, что одних слов недостаточно и что эти слова нуждаются в другом измерении. Поэтому я взял самое дорогое свое стихотворение, которым было Seele in Not, сел за пианино и стал наигрывать то, что приходило на ум, черпая вдохновение в эмоциях этого стихотворения. После этого эксперимента, я знал уже, что это был верный путь, чтобы добиться более сильного выражения для моих стихов.


Juan Pablo Hinojosa: Привет, Тило! Привет, Анне! Мой вопрос для вас: откуда вы черпаете вдохновение для создания ваших песен? С любовью, болью и печалью, Хиноллл (Hinolll).


Tilo: Мы черпаем вдохновение для нашей музыки и жизни в том, что трогает наши души.


Julio Cesar Estrada Morales: Я считаю, что они - лучшая группа в мире и единственное, что хотел бы попросить, так это то, чтобы был записан серьезный диск на испанском языке. Это очень польстило бы тем, кто на этом языке разговаривает. Спасибо.


Tilo: Запись песни Durch Nacht und Flut на испанском языке стала нашим способом выразить вам нашу благодарность. Но, поверьте, наш испанский не настолько хорош, чтобы записать весь альбом на этом языке. Наш друг Патрисиа Ниджани (Patricia Nigiani) из Aurora Sutra и Catastrophe Ballet перевела текст и помогла нам записать песню. Если песня звучит хоть сколько-нибудь хорошо, вы должны поблагодарить ее!


Karen: Меня зовут Карен и это удовольствие - писать вам, ребята. Я - одна из ваших страстных поклонниц. Хехе, мне интересно... Я знаю, что один из лучших ваших концертов был в Мехико-сити. Что там произошло (с неожиданной точки зрения), что этот концерт так сильно вам запомнился? Тило, я люблю тебя! Анне, ты удивительна!!! С любовью, Ведьма Темных Небес (Dark Heaven Witch).


Tilo: Те чувства, которые испытываешь, стоя на сцене, сложно описать и обычно я стараюсь превратить их снова в музыку и в таком виде вернуть их слушателям. Поэтому каждый концерт является по-своему уникальным. Но кульминацией того концерта был миг, когда я открыл глаза, закончив исполнять Darkness, и увидел слезы на глазах у слушателей. Даже сейчас, когда я пишу об этом, я испытываю тот же трепет снова...


Karin Hauber: Дорогой Тило! Это - Карин из Вены. В моей душе горит бесконечное множество вопросов. И все же все эти вопросы таковы, что их нельзя задать публично; и я понимаю также, что ты вряд ли на них станешь отвечать. Посему я задам один только вопрос, который очень меня интересует и который при этом достаточно разумный, чтобы задать его здесь. Вот он: в твоих последних альбомах можно обнаружить все больше и больше классических элементов (которые все вместе звучат удивительно! Особенно в последнем твоем альбоме!!). Я все время задаюсь вопросом, намереваешься ли ты выпустить целиком классический альбом? И если такое намерение есть, то когда это может состояться в реальности? Мне было бы очень приятно увидеть ответ на этот вопрос здесь, на вашем сайте. С любовью из Вены.


Tilo: Мне очень приятно прочесть вопрос от тебя и я с удовольствием отвечу на него! До сих пор я не собирался записывать альбом целиком классический или оркестровый, поскольку меня очаровывает переплетение традиционных инструментов с современными, этакий сплав различных эпох. Чисто оркестрoвый альбом на данный момент меня воодушевляет так же мало, как и альбом без симфонического оркестра. Но это ограничивается только моей собственной, композиторской работой и не касается прослушивания музыки других композиторов. И опять-таки, речь идет о текущем моменте, поскольку я не знаю, возможно, однажды моя очарованность только что описанным закончится...


Karla Arroyo: Добрый день! Прежде всего я хочу поблагодарить вас за предоставленную фанам возможность побыть рядом с вами. Представьте гипотетическую ситуацию: вы посреди концерта в Мехико-сити, но не как музыканты. Вы среди людей, как зрители. Вы видите на сцене группу Лакримоза... Что вы ощущаете при этом? Спасибо. Карла Арройо. П.С. Еще немного. Я хотела бы разделить с вами свой маленький личный опыт прослушивания Лакримозы. Schakal была первой песней, которую я у вас услышала... И это было настолько большое событие, что даже изменило мою жизнь... Она открыла дверь к темной и удивительной стороне этого мира... С любовью к вам, Анне и Тило.


Tilo: Очень сложно и даже невозможно ответить на этот вопрос, поскольку я едва ли могу себе представить себя, слушающего и смотрящего Лакримозу и при этом не принимающего во внимание факты и собственные эмоции! Понимаешь, всё, что я делаю касательно Лакримозы (будь то композиторский процесс, будь то продюсирование альбома или концертное выступление) я стараюсь делать так, чтобы быть этой работой удовлетворенным. А это значит не что иное, как следование моему личному вкусу. Вероятно, я смог бы оказаться фаном именно этой группы, выступающей на сцене... но это как будто ты видишь самого себя... ты бы смогла стать своей собственной подругой?..
Lacrimea: Когда выйдет ваш следующий альбом? Мне просто недостаточно вашей абсолютно шикарной музыки, которая уводит меня в те миры, куда бы я иначе не осмелилась попасть, она позволяет всему вокруг меня исчезнуть, и тогда в пространстве остаюсь только я...


Tilo: Как уже было сказано в другом месте в этом интервью, в действительности мы не сделали остановки, о которой объявляли. Сейчас мы работаем над новым материалом, поскольку мы не можем все-таки без музыки... Правда, мы еще не решили, когда идем в студию для записи нового альбома.


Laura Davalos M.: Я знаю, что это личный вопрос, но он очень интересен мне и привлекателен для фанов, которые были захвачены этими словами! Я действительно надеюсь, что вы сможете ответить хотя бы немного. Основные мысли ваших ранних песен весьма трогательно звучат для меня, поскольку я идентифицирую их с собой. Согласно интервью в журнале Subline, песни Tränen der Sehnsucht и Seele in Not соотносятся друг с другом и в журнальной статье упоминаются болезненные воспоминания времен твоего детства. Слова в этих песнях одновременно и грустные, и прекрасные, но они не содержат прямого смысла, ибо являются метафорами. Не мог бы ты немного рассказать о тех детских воспоминаниях? Я полагаю, что творчество Лакримозы базируется на тех чувствах.


Tilo: Моя лирика и каждая песня напрямую связаны с моей внутренней жизнью, и я пытаюсь выразить свои чувства через музыку. Я частo пишу о собственной жизни и всегда пишу о собственных чувствах, но использую образы и краски, чтобы придать некую размытость тем вещам, которые имеют смысл только во всей их глубине, а не в поверхностном ходе событий.


Lily: То, что я хотела узнать, это - как вы видите свою духовность в связи с той музыкой, которую создаете?


Tilo: Музыка - это огромный дар и когда она говорит с тобой, эти эмоции почти невозможно передать на словах. Поэтому мы чрезвычайно благодарны за каждый миг, когда нам позволено разделить близость в создании музыки.


Lukas: Привет! Меня зовут Лукас, мне 22 года, я из Нюрнберга. Прежде всего я хотел бы сказать, что ваша акция с вопросами - действительно блестящая идея. Уверен, на мой вопрос вы уже отвечали в каком-нибудь интервью, но я его, к сожалению, пропустил. Я хотел бы спросить у Анне, почему в новом альбоме нет ни одной ее песни? Конечно, Apart - замечательная песня, которую ты, как всегда, исполнила очень эмоционально, но почему ты не привнесла в альбом ничего своего? Мне очень жаль, поскольку я всегда восхищаюсь твоими песнями, особенно песней Senses, которая, на мой взгляд, является твоей наиболее зрелой и наиболее эмоциональной работой. С любовью, Лукас


Anne: Большое спасибо за комплимент! После турне с альбомом Фасад я долгое время пребывала совершенно истощенной и не имела сил, чтобы что-то сочинять, чего не скажешь о Тило. Когда я снова почувствовала желание сочинять, у Тило уже был готов весь альбом и мы сразу отправились в студию, что меня немного огорчило.


Macarena: Меня зовут Макарена, мне 14 лет и я из Аргентины... Мне хотелось бы знать, рассматриваете ли вы свою музыку, как источник вдохновения для подростков и как способ сказать им что-то в тот момент, когда в их жизни происходит нечто грустное... напишите мне, пожалуйста. Спасибо.


Tilo: Я считаю, что любой вид искусства, будь то музыка или литература, будь то живопись или что-то еще, может быть таким источником вдохновения не только для подростков, но вообще для каждого человека. Более того, я считаю, что такой источник вдохновения может быть найден в природе, в беседе или во внезапной встрече взглядами! Конечно, это зависит исключительно от нас - от того, как мы воспринимаем окружающее. Если чей-то разум закрыт, сердце упрямо, а душа нечувствительна, такого человека нельзя вдохновить и поэтому он не сможет черпать силы ни в чем из того, что я только что перечислил.


Maddog: Привет, Тило Вольфф и Анне Нурми! Можем ли мы писать вам письма и как это сделать? С большой любовью, ваши фаны Зонне, Мария и Анастасия. Вы - самы лучшие!!!


Anne: Мы получаем очень много писем, что сильно радует нас, но проблема в том, что дни слишком коротки, чтобы успеть ответить на все письма.


Maciej: Привет! У меня короткий вопрос: думали ли вы когда-нибудь снять фильм по вашей музыке? Или, может быть, написать роман? С любовью, Мацей из Познани.


Tilo: Да, очень часто. Но, знаешь, нехватка времени не давала мне до сих пор ни единого шанса воплотить подобный проект. Но я надеюсь, что однажды такая возможность у меня появится...


Marcio Gomes: Какой стиль музыки, какие группы вам нравится слушать?


Tilo: Мы не ограничиваем себя каким-то одним направлением в музыке, ведь существует такое множество блестящих музыкантов в разных стилях и направлениях, или таких музыкантов, которые постоянно меняются с течением времени, как например, Дэвид Боуи. Но вот некоторые из наших любимых альбомов:

Анне Нурми:
The Muse. "Origin of Symmetry"
Placebo. "Without You I'm Nothing"
David Sylvian. "Secrets of the Beehive"
Alanis Morissette. "Supposed Former Infatuation Junkie"
David Bowie. "Scary Monsters"

Тило Вольфф:
W.A.Mozart. "Requiem"
Pink Floyd. "The Final Cut"
David Bowie. "Scary Monsters"
Bauhaus. "In the Flat Field"
Faith No More. "Album of the Year"


Mario Rodriguez: Привет, ребята! Меня зовут Марио Родригес и я ваш большой поклонник, я - мексиканец и был на вашем концерте в Монтерреe в 1999 году. Почему в кредитс к альбому Echos не упомянут АС? Он покинул группу? С любовью, Марио Родригес.


Tilo: Лакримоза - это Анне Нурми и я, поскольку мы единственные, кто пишет и сочиняет музыку, кто работает с и для группы каждый день в течение всего года. В то время как более двухсот музыкантов, играющих с Лакримозой в студии или на сцене, были и остаются приглашенными музыкантами, нанятыми нами для исполнения нашей музыки. Понимаешь, музыка, которую мы пишем, выпадает несколько из традиционного ряда. Ты можешь сравнить, для пример, такие песни, как Copycat и Kyrie. А не каждый музыкант может играть на своем инструменте в любом стиле музыки. Иногда нам, возможно, требуется трубач, играющий джаз, а иногда - играющий классическую музыку. Мы не можем менять композицию только потому, что музыкант не может ее исполнить! Лакримоза не является традиционной группой кучки парней, пытающихся быть рок-звездами!


Mario Winkler: Привет! Мой ник в интернете - Lacrimae_mosa. Будет ли пополняться мерчендайз для фанов? Был бы чрезвычайно рад этому. Спасибо за ответ :) P.S. Я - ваш лучший фан *подлизываясь* :)


Tilo: Да, после того, как недавно наш онлайновый магазин на www.hall-of-sermon-shop.de возобновил работу, к тому мерчендайзу, что уже есть, вскоре добавятся новые футболки и так далее.


Marcus Imkeller: Привет, Анне и Тило! Дружеский привет вам обоим из Шпессарта (община Jossgrund, о которой вы (как примерно 6 миллиардов других людей), вероятно, еще и не слышали!)! Так случилось, что я уже длительное время являюсь большим поклонником музыки группы Savatage! Эта группа и их музыка помогли мне в трудные времена, дав мне поддержку и силы. Я даже считаю, что они помогли мне найти себя самого! Подобное (по-другому, но несравненно сильнее) влияние оказала на меня три года спустя одна группа с названием "Лакримоза"! Альбом Элодия стал обожаемым, как произошло чуть позже и с другими работами этой единственной в своем роде группы! Теперь вы тоже знаете, какое музыкальное значение вы для меня имеете! Я люблю вашу музыку так же, как я люблю музыку Savatage. Кажется, что она бесконечно часто разговаривает со мной из моей души! Мне бы хотелось узнать, знаете ли вы оба группу Savatage и нравится ли вам их музыка также сильно? Мне бы просто хотелось узнать, когда Тило слушает или слушал When the Crowds Are Gone, пробегают ли или хотя бы пробегали ли у него мурашки по спине?


Tilo: Да, я знаю Savatage и некоторые их альбомы мне чрезвычайно нравятся, поэтому я слушал альбом Gutter Ballet с треками When the Crowds Are Gone и с невероятной Hounds.


Max-Michael Klostermann: Привет, Анне и Тило! Прежде всего хочу воздать вам хвалу за фантастическую музыку, которая дает мне много сил. Анне, что именно ты рассказываешь в начале альбомной версии песни Schakal?


Anne: В общем и целом, этот текст является интерпретацией текста песни с выдержками из нее.


Mervi Kähkönen: Дорогой Тило, дорогая Анне! Как бы вы описали декаду 90-х с точки зрения музыки? Я знаю, что должна пройти по меньшей мере еще декада, чтобы можно было судить, но... Какие-нибудь мысли на сей счет?.. А еще я хотел бы узнать, как долго нам, финнам, придется ждать, чтобы увидеть ваше элегантное концертное выступление здесь, на севере? С любовью, Мерви Кяхкёнен.


Anne: Если честно, то с музыкальной точки зрения я люблю 80-е, а в 90-х мне нравятся всего несколько групп. Так что, с моей точки зрения, я рада, что 90-е остались позади и музыка, похоже, теперь снова становится лучше.
К сожалению, месторасположение Финляндии создает трудности для проведения концертов.
(фраза по-фински): Но я надеюсь, что однажды у нас появится возможность посетить с концертом родную страну. Передавайте привет нашим финским поклонникам.


Miguel Angel Olivera: Привет! Меня зовут Мигель Анхель Оливера, я из Мехико-сити и мне 23 года. Спасибо за эту замечательную возможность! Мой вопрос: как описать эволюцию Лакримозы от альбомов Angst, Satura и Einsamkeit к новой Лакримозе с альбомом Echos? Извините за мой английский.


Tilo: С одной стороны, музыка, которую создает композитор, изменяется, потому что растет его композиторское мастерство, знание инструментов, продюсирования и так далее, а, с другой стороны, поскольку музыка идет из его внутреннего мироощущения, она изменяется, потому что музыкант, будучи живой душой и размышляющей личностью, - а таковым должен быть каждый человек, - меняется в течение лет. Только в случае творческой личности это развитие зависит от создаваемого ею и, таким образом, все творчество художника связано между собой, ибо он не создал бы свое последнее произведение, если бы не создал первое и те, что были между. Вот так можно сказать об эволюции в альбомах Лакримозы, о которой ты упомянул.


Monica Sustaita: Прежде всего я хотела бы поблагодарить вас за вашу чудесную музыку. В наши времена музыка сильно изменилась и теперь нет хорошей музыки, которая могла бы помочь тебе чувствовать себя лучше или что-то в этом роде. Все только копируют друг у друга. Лакримоза - это нечто совсем другое! Это не только музыка, но и тексты! Лакримоза заставляет меня чувствовать себя действительно лучше, а иногда тексты песен помогают мне в тяжелых ситуациях. Вот... Я просто хотела узнать, приедете ли вы когда-нибудь сюда... в Денвер, Колорадо... у вас здесь столько фанов!!!!! Вы сделаете нас по-настоящему счастливыми, если приедете и споете для нас, фанов!!!! Я буду ждать ответа! И еще раз... огромное спасибо!!!! Danke schön :p Я люблю тебя, Тило В.!!!! p.s. Надеюсь скоро вас здесь увидеть! Пожалуйста!!!! Моника Сустаита


Tilo: Большое спасибо за твои комплименты в адрес Лакримозы! И, в каком-то смысле, я вынужден согласиться, что в нынешнее время действительно очень тяжело найти уникальную музыку! Как бы там ни было, все еще требуется какое-то время для того, чтобы мы смогли посетить Северную Америку с турне. Но после того, как я побывал в некоторых частях США с личными поездками, я понял, что очень бы хотел побывать в вашей стране с концертами.


Myshkovski Mihail: Мои приветствия! В каком возрасте ты начал сочинять музыку и стихи? И что подтолкнуло тебя к этому? С восхищением из России, goth forever, фан Лакримозы für immer, Мышковский Михаил.


Tilo: В действительности сочинять музыку я начал в тринадцать, когда начал учиться играть на трубе. Я не знаю, что со мной происходит, но когда бы я ни коснулся инструмента, на меня нападает непреодолимое желание сочинять музыку...


Аноним из Чили: Можем ли мы, как "нормальные" люди, с "нормальной" работой и окруженные "нормальными" людьми, жить готической жизнью, придерживаться готического стиля всегда? Необходимо ли для этого окружать себя готами или, по крайней мере, людьми, придерживающимися похожего стиля жизни, для того, чтобы жить в готик-стиле? Я считаю, что мир, окружающий нас, изменяет нас в каком-то смысле. С приветом из Чили.


Tilo: Конечно, в определенном смысле все мы зависим от нашего окружения, но важно то, что мы несем в себе самих и то, что выражаем во внешнем, чтобы изменить наше окружение к лучшему! Иначе все мы станем роботами, чувствующими, думающими и поступающими точно так же, как герои Джорджа Оруэлла в романе "1984"! Нет, у нас у всех есть собственные мозги, собственная душа и при физических законах этой планеты, при условиях нашего общества и осознании, что мы не одиноки, мы свободны решать, что нам делать с нашей жизнью! И, конечно же, ты можешь быть готом при нормальной работе, в окружении нормальных людей, до тех пор, пока ты остаешься верен себе, ценностям, в которые веришь, и своим взглядам на жизнь!


Nidi: Привет! Меня зовут Нидиа, я из Акапулько, Мексика. Я фан номер один в Мексике и вот мой вопрос ко всем: приедете ли вы в Мексику во время следующего турне, и если да, то когда это будет? Ниди.


Tilo: Да, мы определенно приедем в Мексику во время нашего следующего турне, но прямо сейчас я не могу сказать, когда именно это турне состоится, потому что сначала мы должны записать наш следующий альбом, а поскольку Отголоски был выпущен лишь в начале этого года, то на запись нового альбома может потребоваться какое-то время...


Orlando Lebeque: Чтобы сочинять и выпускать музыку, которую ты хотел, понадобилось создать собственную звукозаписывающую компанию. Каково это - быть одновременно и музыкантом, и бизнесменом? М-р Орландо Лебек, 47 лет, Мексика.


Tilo: К счастью, у меня было время на то, чтобы стать и тем, и другим. Когда я основал свой лейбл, я немногое знал о бизнесе. Также точно я мало знал о том, что значит быть музыкантом. В процессе я учился и все должно было происходить рука об руку. Поэтому передо мной никогда не стояло проблемы в видении разницы между музыкантом, стоящим на первом месте в качестве творческой личности, и безнесменом, который является в каком-то смысле служащим музыканта, поскольку должен работать для того, чтобы восполнить все то, в чем нуждается музыкант. Это также является той причиной, по которой у Лакримозы никогда не было менеджмента или чего-то в этом роде. Я знаю бизнес и я знаю Лакримозу! И зачем кому-то еще оказывать влияние на то, чем я занимаюсь?!


Oscar Ayala: Привет! Меня зовут Оскар и я из Мексики. И я просто хотел сказать, что я люблю вас, ребята, и благодарен вам за фантастическую музыку, которую вы создаете. Стихи внушительны, а музыка велика. Вы изменили мою жизнь навсегда и я никогда не забуду этого. Огромное вам спасибо. Мой вопрос: что вы испытываете, когда видите фанов, наслаждающихся вашей музыкой? Спасибо. Я люблю тебя, Анне (ты - самая прекрасная женщина во всей вселенной)! Я люблю тебя, Тило! Я люблю тебя, Лакримоза!


Anne: Как мило с твоей стороны, спасибо!


Tilo: Да, спасибо! И к ответу на твой вопрос... Я испытываю удивительные чувства в такой ситуации! Это как на Рождество - даришь подарки любимым и понимаешь, что ты делаешь их счастливыми. Разве что это чувство гораздо сильнее. Нет ничего лучше, чем дарить любовь жаждущему сердцу!


Pablo Glocher: Привет, ребята! Мне бы хотелось узнать значение некоторых слов, встречающихся в песнях: Bresso, Satura, Kyrie и Malina. Это имена? С любовью, Пабло Глочер, Сан-Хосе, Коста Рика.


Tilo: Malina - это имя. Kyrie означает "милость", Satura - "жертва богам". Эти два слова латинского происхождения. * Bresso означает "непосторонний, свой человек" **... Все эти годы я не уставал удивляться, почему же никто не осмелился спросить меня об этом названии?! Ты - первый...


Pamela Scarangello: Дорогие Тило и Анне! Думали ли вы сочинять музыку для настоящих театральных постановок, таких как опера или бродвейские мюзиклы?


Tilo: Да, мы думали об этом, но пока не пришли к сочинению подобной музыки, но, полагаю, однажды мы к этому придем!


Pascal Lacasse: Планируете ли вы вскоре сделать шоу с симфоническим оркестром?


Tilo: Довольно часто мы задумывались об этом, но пока мы чувствуем себя на сцене более комфортабельно без дополнительных музыкантов, чтобы иметь возможность импровизировать.


Paulo V. & Kamila C.: Привет, Тило и Анне! Мы - ваши бразильские поклонники и у нас есть несколько вопросов для вас... Пожалуйста, ответьте нам! (Вопрос для Анне). Как и когда вы вошли в "мир музыки"? И сколько вам тогда было лет? Спасибо за все!!!!!!! С поцелуями и объятиями от Пауло В. и Камилы К.


Anne: Моей первой профессиональной группой была группа Two Witches, игравшая готик-рок. Эту группу я основала вместе с Юрки Виртаненом в моей родной стране, в Финляндии, поскольку на то время там не было ни одной готик-рок-группы, которую можно было бы увидеть или услышать.


Penneral: Лакримоза создает гениальнейшую музыку! Нет никого лучше Лакримозы! С Лакримозой не могут сравниться Бетховен, Рахманинов и Ко., или даже какая-нибудь готик-группа!

[ Вэбмастер: ого! Бетховен на разогреве у Мэрилина Мэнсона, хехе!!! ]

Как можно создавать такую гениальную музыку??? Тило! Почему ты так хорошо разбираешься в музыке, почему ты можешь так гениально сочинять? Учился ли ты когда-нибудь этому (например, музыке)? Продолжайте и дальше создавать такую гениальную музыку!!! Всего хорошего, Пеннераль.


Tilo: Мое музыкальное образование ограничивается уроками музыки в школе и уроками игры на трубе, которые были у меня в детстве. Мои занятия музыкой, конечно, выросли из большой любви к ней. И я считаю, что поэтому музыка вышла на первый план. Конечно же, мое музицирование не идет ни в какое сравнение с теми поистине превосходными композиторами, которых ты перечислил в своем письме. Правда, в течение лет я построил очень здоровые отношения с музыкой, которые, в конце концов, намного ценнее и важнее для меня, чем любая учебная подготовка. Заученные знания выстраивают границы и правила, я же, напротив, могу позволить своим эмоциям изливаться свободно и, стало быть, могу быть совершенно свободным в своем музыкальном мире. И эта свобода отвечает моему характеру и поддерживает мое развитие!


Przemyslaw Biedrawa: Я живу в Польше. Я был на вашем концерте в Кракове, в ноябре 2001 года. Мне бы хотелось узнать, когда вы снова приедете в Польшу? Искренне ваш, Пшемыслав Бедрава.


Tilo: Во время нашего следующего турне мы обязательно снова приедем в Польшу, поскольку мы храним только наилучшие воспоминания о нашем пребывании в вашей стране и о вас, поляках, с которыми нам довелось познакомиться!


Rauna Triasag: Я считаю, что Лакримоза - самая интересная группа со времен Пинк Флойда, потому что (хотя их композиции совсем другие) чувства, эмоции и ощущения, которые обе эти группы пробуждают во мне, очень похожи (не знаю, понравится ли вам такое сравнение). Думаете ли вы опубликовать свои партитуры (хотя бы фортепианную версию Stolzes Herz и ей подобных)? Миллион благодарностей вам за вашу музыку, за дизайн ваших альбомов и за концерты в Испании! Извините меня за мой английский... Рауна Триасаг, Игуалада, Барселона, Каталония, Испания.


Tilo: Прежде всего хочу сказать, что мне нравится такое сравнение, поскольку Пинк Флойд является одной из моих любимых групп! Теперь твой вопрос... Нас часто просят об этом, но пока мы не планируем публикации никаких партитур наших композиций.


Raymundo Zaldivar: Привет! Меня зовут Раймундо Сальдивар, я живу в Мехико-сити и мне хотелось бы узнать, планируете ли вы записать какую-нибудь песню вместе с Мэрилином Мэнсоном? Мне кажется, что это должно звучать необычно... И вернетесь ли вы еще в Мексику??? С приветствиями и всей моей любовью, Раймундо. P.s. Тило, ты - гений, ты создаешь самую депрессивную музыку во всем мире и она так прекрасна.


Tilo: Да, мы вернемся в Мексику, но пока мы не планировали совместной работы с Мэрилином Мэнсоном и он, полагаю, тоже...


Robert Guerrero: Привет, Тило Вольфф и Анне Нурми! Даст ли Лакримоза турне по Южной Испании? У нее там много фанов...


Anne: Мы планируем посетить Испанию во время следующего турне. Мы любим эту аудиторию!


Robert Koehl: Перед тем, как задать вопрос, хочу поблагодарить вас обоих не только за эту возможность задавать вопросы, но также за создание такой прекрасной музыки. Вы оба - фантастичны. Главный вопрос, который меня волнует, касается того, каковы ваши намерения в плане развития будущих живых выступлений Лакримозы? Принимая во внимание, что три последних альбома (Elodia - Echos) являются, пожалуй, определенным заявлением, каковы ваши планы касательно живого шоу Лакримозы на следующий год? Собираетесь ли вы сделать его "концептуальным", используя музыку с этих альбомов, или оно будет скорее стандартным рок-шоу, демонстрирующим новый материал? (Спрашиваю частично из-за того, что хотел увидеть The Live History, но не нашел у нас NTSC-версии этой записи). Еще раз спасибо за эту возможность задать вам вопросы. Я безмерно люблю новое оркестровое направление, которое приняла ваша музыка. Ваша музыка была и по сей день остается очень важной для меня. Через свою музыку вы делаете этот мир лучше. Роберт Кель, Плано, Техас (район Далласа), США.


Tilo: Большое спасибо за комплимент, что мы делаем этот мир лучше! Это замечательный комплимент! Чтобы ответить на твой вопрос, я могу только рассказать, как мы делали это в прошлом, поскольку у нас пока нет концепта для будущих живых выступлений... по крайней мере, мы это пока еще не обсуждали! В любом случае, в студии Лакримоза очень сильно привязана к тому, что мы сочинили и к тому, какие аранжировки этому сделали. На сцене мы хотим максимально представить Лакримозу с другой и более спонтанной стороны, когда мы импровизируем на тему определенного концепта, имея таким образом возможность отвечать любой аудитории каждую ночь! Это, конечно, невозможно сделать с оркестром на сцене, и я должен заметить, что не люблю те концерты, на которых слышишь тoчно ту же музыку, представленную в том же виде, что и на альбоме! На мой вкус, это слишком стерильно. А если ты хочешь увидеть образы прошлых концертов, то DVD The Live History доступно в версии NTSC. Ты можешь заказать его в своем магазине через дистрибьютера или зайти в наш онлайновый магазин на www.hall-of-sermon-shop.com.


Roberto Solis Juarez: Ок. Все мы знаем о Тило Вольффе и Анне Нурми (ну, почти все...), но сомнение, которое гложет меня: Тило Вольфф - богатый человек? Я имею в виду, откуда вы взяли деньги на всё это? Искренне ваш фан из Монтеррея, Мексика, Эль Роберт.


Tilo: По окончании моей неуспешной школьной карьеры и во время занятий по выпуску андерграундного фэнзина я работал на нескольких тяжелых, но хорошо оплачиваемых работах, чтобы финансировать фэнзин и первые студио-сессии для записи своей музыки. Лейбл, который я основал, базировался на двух вещах: 1) название Hall Of Sermon; 2) старая пишущая машинка. Это был мой основной капитал. К сожалению, у меня не было наиважнейшего основного капитала: знаний! У меня действительно не было ни единой идеи насчет того, чем должен заниматься лейбл, кроме базового знания, что лейбл занимается выпуском пластинок. Прошло какое-то время и чем больше я учился, тем больше осознавал, что у меня больше не находится времени на фэнзин и тогда я сконцентрировался целиком и полностью на лейбле и на постоянной работе, чтобы финансировать свои следующие шаги. Спустя несколько лет Hall Of Sermon должен финансироваться самостоятельно так же, как компания должна платить жалование каждому, кто работает на лейбле на данный момент. Тяжелый труд, благословение и милость божья - вот и ответ на твой вопрос. И я очень горжусь тем, что я никогда ни у кого не брал деньги, чтобы профинансировать свою карьеру!




* Маэстро немного ошибся. ;-) Kyrie - слово древнегреческого происхождения. (прим. Морганы)
** В оригинале - "insider". (прим. Морганы).

Roger and Bianca: Приветствуем вас обоих! Нам очень понравилась возможность задать вам лично вопросы. Поскольку такая возможность предоставляется крайне редко, мы хотели бы использовать ее максимально хорошо. Во-первых, мы очень хотели бы узнать, кем вы приходитесь друг другу и как вы нашли свой стиль в одежде и внешнем облике? Кроме того, ваше музыкальное развитие чрезвычайно интересно и впечатляюще (ваша онлайновая биография), к тому же вашими композициями вы попали не в бровь, а в глаз, да и голос Анне очень импульсивный и выразительно-сильный. Было бы прекрасно слушать вас больше на альбомах. Нас бы порадовал ваш ответ. С любовью, Бьянка и Роджер.


Anne: На два ваших вопроса мы уже ответили в другом месте в подобной же форме, но я бы хотела написать еще пару слов касательно внешнего облика: одежда и внешний вид на этой сцене очень важны и, поскольку мы оба уже долгое время находимся на этой сцене (Тило в Германии и Швейцарии, а я - в Финляндии), мы понимаем внешний вид не как вопрос моды. Для нас это - внешнее выражение внутренней сущности.


Tilo: Некоторые считают, что готика - это маскировка, переодевание. Мы же скорее думаем, что готика меняет маскировку общественной униформы на открытое выражение жизни души. Всё зависит от того, с какой позиции на это смотреть.


Ronny Rabe: Привет! Прежде всего огромное спасибо за прекрасное время, которое ты подарил мне своей музыкой. Если когда-нибудь мне бывало не слишком хорошо, твоя музыка всегда меня "вытаскивала". Спасибо!!! Я уже в течение 10 лет нахожусь во власти твоей музыки, был на бесчисленных концертах и собираю любую мало-мальскую информацию о тебе и, соответственно, о твоей группе. Между тем, есть пара сложных моментов. Почему ты выпускаешь бонус-треки за границей, а не у нас? Почему мы обделены музыкальным оргазмом? А когда человек здесь в Германии хочет эти диски приобрести, они оказываются такими по-свински дорогими! Еще раз - большое спасибо за твое предыдущее музыкальное творчество и всего хорошего, продолжай творить и передавай привет Анне и всей группе. Твой фан Ронни Рабе.


Tilo: Спасибо тебе за добрые слова! Я охотно отвечу на твой вопрос, так как речь здесь идет об определенной границе, у которой искусство должно подчиняться определенным правилам, особенно для того, чтобы найти своего слушателя. Так как Hall Of Sermon является независимым лейблом и не имеет филиалов, которые имеются в случае крупных лейблов, то мы должны выпускать наши альбомы по лицензии на местных лейблах тех стран, которые не можем охватить из Швейцарии. А эти местные лейблы выпускают определенные альбомы. Поскольку эти фирмы могут заниматься распространением альбомов по б?льшей части только на территории своих стран по тем же причинам, по которым мы не можем функционировать по всему миру, то расходы и доходы находятся в напряженном соотношении друг с другом. Именно поэтому эти фирмы вынуждены соoтветственно повышать цены и, таким образом, подвергаться опасности быть обойденными более дешевым импортом. По этим причинам некоторые фирмы, выпускающие пластинки по лицензии, получают разрешение на эксклюзивный трек, печать которого отличает эти альбомы от импорта. Без этих эксклюзивных треков в некоторых странах издание европейских пластинок невозможно. Причем, некоторые такие пластинки импортируются в европейские страны посредниками и продаются здесь по необоснованным ценам, против чего, к сожалению, по европейским законам нельзя ничего предпринять. Однако, эта эксклюзивность некоторых треков ограниченa только временем, так как для меня очень важно, чтобы каждый слушатель Лакримозы, неважно из какой он страны, получил возможность услышать все песни группы. И поэтому мы время от времени переиздаем такие треки на наших синглах, как это было, к примеру, с треком Und du fällst на сингле Durch Nacht und Flut. Поэтому не имеет смысла покупать слишком дорогие импортированные пластинки!


Rubén Ott: Дорогая Анне! Дорогой Тило! Вопросов о следующих концертах вы, вероятно, получили предостаточно, поэтому я не стану его задавать. Как, собственно, станет Лакримоза развиваться в дальнейшем в музыкальном плане? Апогеем, к которому вы, вероятно, стремились, стала, безусловно, Элодия. Далее вы могли совершенствовать работу. Но к какой музыкальной цели вы стремитесь теперь? Или будущая музыка Лакримозы просто будет становиться изящнее и совершеннее? И, напоследок, мне бы очень хотелось узнать, сколько времени вам требуется на эту действительно замечательную затею с вопросами? С любовью, Рубен.


Tilo: Так как мы не хотим, чтобы вы ждали ответов на свои вопросы целую вечность, мы по своему усмотрению решили отвечать только на один вопрос от каждого участника. Поскольку ты сейчас поинтересовался, сколько нам требуется времени на эту акцию с вопросами и ответами, я в двух словах расскажу об этом, прежде чем дать ответ на твой основной вопрос. Сегодня четверг, 9-е октября 2003 года, 16 часов 36 минут и это уже 94-й вопрос. И, хотя мы пытаемся ответить на все недублирующиеся вопросы как можно быстрее, нам, разумеется, хотелось бы разобраться в ваших словах и поэтому ответ на каждый вопрос занимает свое определенное время. К тому же, мы не можем работать над вопросами беспрерывно, поскольку ежедневный объем работы на лейбле и в издательстве не допускает отсрочки! Ну, а теперь к твоему первому вопросу. Элодия не была апогеем, к которому мы явно стремились. Напротив, по завершении работы над композициями, я почувствовал, что теперь я выбрался на тот музыкальный уровень, который позволяет мне работать вместе с таким оркестром, как Лондонский симфонический. И таким образом можно рассматривать каждый новый альбом в качестве некоего апогея, чему мы однако противодействуем. В том смысле, что мы не пытаемся тем или иным способом превзойти наши предыдущие работы, ибо сочинение музыки не является спортом. Все очень просто: мы пытаемся по мере необходимости выражать наши текущие эмоции настолько нефильтровано и прямо, насколько это возможно - в словах и в музыке. Соответственно этому, нет какой-то конкретной цели или идеи, по которым должно идти развитие Лакримозы, так как сегодня мы еще не знаем, какие чувства мы испытаем завтра!


Sabrina: Привет, Тило и Анне! Сначала я хочу поблагодарить вас за прекрасную музыку. Я не понимаю, как вам удается выражать так много чувств в одной песне, но это по-настоящему замечательно. И я считаю, что это удивительная поддержка всем нам. Я бы хотела задать вам один вопрос: Тило, на твой взгляд, какой музыкальный инструмент способен максимально передать твои чувства? (Это не должен быть обязательно инструмент, на котором ты умеешь играть, но такое, конечно, возможно). Большое спасибо, вы прекрасные люди. И я действительно надеюсь увидеть вас в Бельгии. С любовью, Сабрина ~ xxx ~


Tilo: Таким инструментом я бы назвал гитару, ибо она способна рыдать от невыразимой боли, в то время как, с другой стороны, она же способна сбить тебя с ног ударом невероятной силы. Ни один другой инструмент на подобное неспособен. Для меня гитара является тем инструментом, в котором в одном слито многое!


Salvador Rodrigues: Откуда вы на самом деле?


Anne: Ну, я на самом деле из Финляндии, а Тило родился в Германии, но б?льшую часть времени мы проводим в Швейцарии, поскольку в этой стране расположен офис Лакримозы и Hall Of Sermon.

[ Вэбмастер: Мы - демоны или чужие, хехе!!! ]




Вопросы участников фан-клуба Schwarze Rose:


- Во время живых выступлений ты появляешься на сцене всегда эффектым способом, как например, через горящее льняное полотно во время турне по альбому Фасад. Это спонтанные идеи?


Tilo: Нет, к сожалению, такие вещи не бывают спонтанными. К примеру, дверь, перед которой было натянуто льняное полотно, нужно было еще и сконструировать специально для этого шоу, чтобы полотно могло сгореть в пламени с желаемым эффектом. А для этого, конечно, требуются точные расчеты, которыми мы занимаемся некоторое время до начала турне, чтобы суметь с соoтветствующей силой визуально предстаить музыку.


- Тило, какова твоя наибольшая мечта, которую ты, как художник, хотел бы исполнить? Есть ли что-то еще, что ты хотел бы непременно сделать как художник?


Tilo: На самом деле существует еще множество всего, но я очень неохотно говорю о вещах, к которым я даже еще и не приступал!


- Есть ли у вас какие-нибудь определенные талисманы, без которых вы никогда не выходите на сцену?


Anne: Нет, на самом деле таковых нет.


- Чем вас могут в б?льшей или меньшей степени порадовать три ваших фан-клуба?


Tilo: Если вы будете соблюдать и беречь между собой мир!


- Можете ли вы себе представить "ошеломленных" фанов во время встречи в фан-клубе?


Tilo: Конечно... если вечеринка не превратится в сессию раздачи автографов, а мы сможем веселиться на ней вместе со всеми в качестве участников...


- Что вы будете делать после столь заслуженного вами отдыха? Снова в студию или будут концерты? (Фаны изголодались по вашим живым выступлениям!)


Tilo: Чтобы быть честным, от этого отдыха немного осталось. Вместо того, чтобы отдыхать, мы б?льшую часть времени использовали, чтобы довести до конца ту работу на лейбле и в издательстве, которая откладывалась в последние годы... и... мы написали несколько новых песен! Но идем ли мы сначала в студию или на сцену, мы пока еще не решили.


- Песня Die Schreie sind verstummt - совершенно порясающее произведение, но такого текста я не ожидал от Лакримозы. По-моему, эта песня рассказывает о насилии над женщиной. Я прав? Ты говорил, что не занимаешься самоцензурой в своих произведениях. Но не находишь ли ты, что тема песни (если я не ошибся в своей интерпретации) довольно жестока?


Tilo: Тема, которую ты подразумеваешь, чрезвычайно жестока. Правда, самоцензуру нельзя путать с цензурой извне. Когда, к примеру, комитет по правам молодежи подвергает песню цензуре, это не имеет ничего общего с тем, каким образом я сам могу изменить содержание текста или иметь соответствующее этому намерение так сделать. Если при написании у меня возникнет чувство, что я что-то не могу выразить словами, но при этом это "что-то" не может оставить ни мое сердце, ни мой разум, тогда это будет самоцензура, которой в случае с Die Schreie sind verstummt не было. И в этом заключается половина ответа на твой вопрос...


- Вопрос от оффлайнового члена нашего клуба Идификс: Как ты относишься к панкам? Ладишь ли с ними или они тебе совсем не нравятся?


Tilo: Я и сам был в некотором смысле панком.


- Случалось ли уже такое, что публика интерпретировала какую-нибудь песню совершенно иначе, чем ты ее задумывал?


Tilo: Такое происходит постоянно и в этом нет ничего страшного, поскольку каждый человек видит мир и его содержание с позиции богатства своего собственного опыта и с позиции внутренней жизни своей души. Проблема возникает только тогда, когда какую-нибудь песню интерпретируют до того неверно, что это вызывает деструктивные или противоречивые толки.




Sergio: Кто делает вам прически, вы сами? Есть ли у вас гример или стилист?


Anne: То, как мы выглядим, это то, как мы хотим выразить нашу сущность во внешнем, и это можем сделать только мы сами. Я шью одежду себе и частично для Тило, и нам не нужна помощь гримеров или стилистов.


Shilin Sergey, администратор сайта Lacrimosa Russian Tribute: Привет, Тило и Анне! Среди посетителей нашего сайта возникли споры, ваша группа германская или швейцарская?


Tilo: Анне Нурми родилась в Финляндии, я из Германии, но офис Hall Of Sermon и Лакримоза базируются в Швейцарии... Я бы назвал нас европейским дуэтом!


Stille Sasha: Дорогая Лакримоза! Мы поддерживаем ваш фан-клуб на Украине. И мы бы хотели попросить вас посетить наш сайт Tranen, посвященный Лакримозе и написать что-нибудь в нашей гостевой книге (если это возможно). И, пожалуйста, ответьте, есть ли у вас в планах посещение с концертами Украины или России? С любовью, Штилле.


Anne: Я бы хотела поблагодарить вас за создание фан-клуба на Украине! Мы посетили ваш сайт и он нам понравился, но я не могу сейчас сказать, когда мы посетим Украину с концертами и посетим ли вообще.


Strat: Я - испанец, вы - одна из лучших групп, которых я слушаю. Мой вопрос: как вы можете играть настолько хорошо и выражать столько эмоций с помощью классической и металл-музыки?


Tilo: Ну, полагаю, это - лишь вопрос вкуса! Некоторым наша музыка нравится и даже трогает их... а некоторые просто ненавидят ее! Мы же просто делаем то, что чувствуем!


Suzanne: Привет, Тило, Анне и другие участники группы! Здорово, что вы постарались увидеться со своими фанами, а не только отвечать на официальные вопросы в интервью (в журналах, на радио). Вот мой вопрос. :-) Что вы предпочтете: большую аудиторию на один или два альбома или маленькую аудиторию, которая будет верна всему, что вы выпустите?


Tilo: Определенно - маленькую аудиторию, так как очевидно, что она не следует бессодержательным трендам, но размышляет над музыкой и ее содержанием и следует за развитием художника по собственному решению и на основании собственного вкуса, вместо того, чтобы спустя пару лет стыдиться услышанного хита, который больше не является трендом!


Sylvia: Тило, когда вы планируете начать турне по альбому Echos?


Tilo: По альбому Echos турне не будет, но после выхода следующего альбома мы точно вернемся на сцену! Возможно, даже раньше...


Teresa Lopez: Дорогие Тило и Анне! Я не могу упустить эту замечательную возможность написать вам. У Лакримозы много фанов в Испании. Скоро ли вы приедете к нам? Мы ждем вас в Андалусии. Я очень рада, что вы обратили внимание на мое письмо, а сейчас пока. Тереса.


Tilo: Сейчас я не могу с точностью сказать, когда мы вернемся в Испанию, но, конечно, мы снова приедем с концертами к вам во время нашего следующего турне!


Tina: Лакримоза! Приветствую! И сразу хочется сказать: очень мило с вашей стороны оказать такое внимание своим фанам! Спасибо вам за то, что вы потратили на это свое время! Я в восторге! Мне померещилось, когда я заметила на буклетах к альбомам Фасад и Отголоски намеки на 11-е сентября 2001 года и проблему Ирака (принимая во внимание то, что первые краткие сообщения о войне в Ираке и дата выхода альбома Отголоски совпали)? Хотя арабский шрифт и обе башни Всемирного Торгового Центра (на мой взгляд) были представлены очень скромно, кажется, что эти изображения ложатся тенью на оформление альбомов. В оформлении альбома Отголоски, при взгляде на карту мира прежде всего бросаются в глаза континенты Америки и Азии, что вместе с розой ветров может толковаться как изображение торговых отношений, возникших в эпоху Ренессанса, но также может толковаться и как намек на грозящую войну с Ираком. 11-е сентября, авиакатастрофа, грозящая война с Ираком... (стало быть, вы ловко воспользовались...). В какой мере вас волнуют или обременяют такие события в связи с выходом альбома? Любви вам и всего хорошего, ваша Тина.


Tilo: Я впечатлен! Чудесно читать, что ты много размышляешь не только над музыкой, но и над оформлением альбомов, которое, к сожалению, слишком редко пользуется соответствующим вниманием и обложки альбомов часто рассматриваются лишь как яркая упаковка. И то, что эта упаковка в современном обществе без ближайшего рассмотрения возводится в культ, когда она, используясь не по назначению, не несет в себе содержания, - среди всего прочего является темой упомянутого тобой альбома Фасад, на обложке которого изображены разрушенные небоскребы за несколько недель до 11-го сентября. Этот альбом к указанной дате был уже напечатан, хотя в продажу поступил только спустя несколько дней после 11-го сентября. С помощью этого примера я хотел бы ответить на твой вопрос следующим образом. Хотя мы очень интересуемся политикой, однако, это скорее непреднамеренно, так как касается наших мыслей и поступков и в определенной мере влияет (но в чрезвычайно редких случаях осознанно привносится в наше творчество) на то, какими будут последствия. Как в данной ситуации, когда ретроспективный взгляд на историю с точки зрения современного искусства эффектно демонстрирует, что политические изменения или перемены в обществе нередко бывают изложены и освещены искусством. Это не имеет ничего общего с пророчествами, но исключительно только с тем, что один человек быстрее может быть затронут (и эмоционально, и интеллектуально), чем толпа, в которой он находится.


Tino Apelt: Дорогой Тило, дорогая Анне, и те люди, которые помогают обрабатывать письма. В одном интервью, которое он дал фан-клубу TiWoLi, Тило сказал, что он равно верит и в судьбу, и в бога. Однако в некоторых текстах песен Тило разоблачает лицемерную возню прежде всего католической церкви. В других, наоборот, он использует латинские тексты христианской направленности. Возможно ли, что ты веришь в бога, но отрицаешь путь, которым идет церковь? Читал ли ты библию или читаешь ли ее иногда? Веришь ли ты, что бог помогает тебе в жизни или подвергает тебя испытаниям? С любовью и наилучшими пожеланиями, Тино Апельт, Германия, Саксония-Ангальт.


Tilo: Я верю в бога в христианском понимании и со всеми вытекающими отсюда последствиями, и ни в коем случае не отвергаю пути церкви, ибо этот путь проложил сам Иисус. Целью церкви является подготовка человечества ко второму пришествию Христа и эта церковь ведома апостолами, осененными Святым Духом. Однако от этой основополагающей идеи Церкви Христовой отдалились те созданные людьми церковные организации, которые я и разоблачал в своей музыке. Их взгляд всё чаще обращается к земному, нежели к божественному, и их руководители в течение столетий всё больше следовали приобретению церковной власти, нежели намеченной Иисусом задаче привести человечество к богу! Это вовсе не вынесение приговора, что мне, конечно, не подобает делать, это всего лишь мое личное мнение.


Vanessa Solano Stahl: Привет, Тило и Анне! Меня зовут Ванесса, я из Мехико-сити. Я хочу спросить Тило, какую песню он чувствует глубже всего??? Всего наилучшего!


Tilo: Это сложный вопрос, потому что все песни подобны детям, которых так или иначе любишь. В зависимости от ситуации меня сильнее трогает та или иная песня, но я не хотел бы лишаться ни одной из них! Но если необходимо упомянуть какую-нибудь, то я хотел бы назвать Die Schreie sind verstummt, что однако значит только то, что это - последняя песня, которую я сочинил для альбома Отголоски, а, стало быть, она - самая юная.


Vera: Привет! В каком контексте возникла песня Siehst du mich im Licht?? Иначе говоря, кому она адресована или против кого направлена? В любом случае - огромное вам спасибо! Желаю вам еще несколько прекрасных осенних дней! С наилучшими пожеланиями, Вера.


Tilo: Большое спасибо, после столь чудесного, но очень долгого лета, осень действительно очень желанна! Но к твоему вопросу: в свое время были различные спекуляции вокруг того, против каких людей была написана эта песня и не было ли это нападками с моей стороны на сцену или даже на аудиторию Лакримозы. Тогда я едва ли хотел высказываться на эту тему, так как надеялся, что слушатель сам догадается, что имели в виду не его и что, напротив, упомянутая целевая группа расслышит и тем самым узнает себя вместо того, чтобы и дальше выставлять на показ свое убожество и осуждать то, чего не знает... ну, а теперь таких сложностей нет: Siehst du mich im Licht? направлена против так называемых музыкальных журналистов внутри и вовне сцены, которые не в состоянии иметь дело с музыкой, поскольку слишком заняты тем, что выкармливают свои предрассудки!


Victor Olguin Ortega: Верите ли вы в вампиров? Пожалуйста, если ваш ответ "да", то скажите, почему? VOO


Tilo: Ну, я люблю вампирские истории и фильмы, и я знаю об исторической подоплеке, и знаю, что есть люди, живущие как вампиры и все же я не верю в существование таких существ, которые не являются ни животными, ни людьми, и питаются лишь кровью...


Vitaly: Привет! Переиздадите ли вы свою первую демо-запись Clamor?


Tilo: Полагаю, что нет. Но не расстраивайся, эта пленка содержит только запись, очень близкую последней версии Seele in Not и тему Requiem, а они обе есть на альбоме Angst.


Wang Yurun: Привет, Тило и Анне! Вот вопросы из Китая. ^^ Самый важный из них: когда вы приедете в Китай? На самом деле здесь много ваших фанов и еще больше тех людей, которые знают о вас. И я верю, что они придут на концерт, если вы будете выступать в больших городах, таких как Пекин или Шанхай. Приедете ли вы в Китай, если получите приглашение? Или нет, поскольку велики затраты? Надеюсь однажды увидеть вас в Китае. :) С наилучшими пожеланиями, Вонг Юрун.


Tilo: Мы с превеликим удовольствием посетили бы Китай во время следующего турне! На самом деле пару лет назад мы уже думали о том, чтобы выступить в Китае, но не смогли вписать это длинное путешествие в расписание турне и, боюсь, эта проблема, к сожалению, не исчезла. Полагаю, что концерты в Китае могут состояться только в том случае, если мы сможем выступить и в соседних с вами странах.


Wojtek Sajkowski: Привет, Тило! Я хотел бы спросить, почему песни в начале карьеры Лакримозы (из альбомов Angst, Einsamkeit, Satura) настолько депрессивны (сейчас ваши песни более "нормальны")? Думали ли вы иногда вернуться к стилистике песен типа Requiem и Reissende Blicke? p.s. Надеюсь, что вы вскоре вернетесь в Польшу. Вы можете отыграть концерт в моем городе (Познань): 900.000 жителей и 50% из них слушают Лакримозу. :)


Tilo: Вау... заманчиво звучит! Но говоря о так называемых "ранних годах Лакримозы": я хотел бы ответить тебе, что в такие времена, как сегодня, я выражаю свои чувства в своей музыке, но не хочу ни повторяться, ни выражать свои эмоции снова и снова тем же способом, что и раньше. Не знаю, являются ли эти старые песни более депрессивными, чем, скажем, Warum so tief? с Фасада или Sacrifice с Отголосков, но определенно - старые альбомы не демонстрируют иную точку зрения на определенные темы, что могло бы создать впечателние, что эти альбомы более депрессивны. В любом случае, я никогда не хотел создавать только депрессивную музыку. Скорее, я всегда хотел передавать в музыке различные эмоции человеческой души.


Xandra: Дорогой Тило!!! Я хочу спросить тебя, какие произведения искусства вдохновляют тебя? Что ты любишь в музыке, литературе, кино? Что ты читал и слушал во времена альбомов Angst и Einsamkeit и что ты читаешь и слушаешь сейчас? И, наконец, я хочу выразить свою благодарность за твою музыку. Она помогает мне, спасает меня, ведет меня сквозь темноту. Спасибо тебе и Анне за то, что вы есть!!! С любовью и уважением, Ксандра, Россия, Санкт-Петербург.


Tilo: Если говорить о книгах, то я могу назвать Франца Кафку, который влияет на меня время от времени. То же самое можно сказать о фильмах Чарли Чаплина, Стэнли Кубрика и Дэвида Линча. И то же самое можно (в особенности) сказать о готике 80-х годов и о Реквиеме Моцарта.


Yair Abraham Gamboa Palomeque: Любил ли ты кого-нибудь в этой жизни? За что? Веришь ли ты в какую-нибудь религию? Веришь ли ты в бога?


Tilo: Традиционное знание о боге пришло из библии. Традиционное знание о сатане пришло также из библии. Согласно ей, бог - это любовь, а сатана - источник обратного. Соответственно, если ты ощущаешь любовь, ты ощущаешь бога... и я стараюсь не ненавидеть слишком много, я люблю и хочу быть любимым!


Zillah Draven: Что бы произошло с Лакримозой, если бы Анне Нурми не присоединилась к ней? Искал бы Тило другую вокалистку? Звучала бы Лакримоза иначе, с другими темами песен? Не пытайтесь быть другими, пытайтесь быть самими собой, а если это не сделает вас другими, то, значит, что-то неправильно!


Tilo: Мне понравилось то, что ты написал в конце, но насчет твоего вопроса... Я действительно не знаю, что бы произошло, но, слава богу, Анне с Лакримозой!

[Назад к списку]





Ich bin der brennende Komet,
der auf die Erde stoßt,
der sich blutend seine Opfer sucht.

Внимание!

Уважайте чужой труд! При перепечатке информации данного раздела ссылка на LacrimosaFAN.ru обязательна.

Rambler's Top100
All pictures, logos from the band: © Hall of Sermon GmbH & www.LacrimosaFan.ru creators © 2004 – 2010 / All rights reserved.